Знамя
  • Рус Тат
  • Глава ассоциации фермеров РТ: "Цены повышаться не будут"

    Поддержать производителей могут только субсидии, отметил собеседник.

    - Прежде чем поговорить о вопросах и проблемах, которые в этом году очень остро встали перед нашими сельхозпроизводителями, хотел бы попросить вас рассказать об Ассоциации крестьянских и фермерских хозяйств, которую вы возглавляете.

    - Мы организованны в 1991 году. Мы - одна из старейших общественных организаций, которая защищает правовые и экономические интересы фермерских хозяйств. Мы находимся в тесном контакте с министерством сельского хозяйства и продовольствия Татарстана, потому как занимается почти что одним делом. Но мы независимые и поэтому наши суждения иногда идут вразрез, тем суждениям, которые существуют в ведомствах.

    Мы работаем над тем, чтобы наши крестьяне не уезжали из сел. Если говорить устами наших президентов – Владимира Владимировича и Рустама Нургалиевича – то мы совместно с Минсельхозом занимаемся развитием предпринимательства и инфрастурктуры в селах.

     

    - Вы не получаете зарплату в Министерстве сельского хозяйства?

    - Нет. Мы существуем за счёт членских взносов фермеров и крестьянских подворий. Сейчас к ним добавились и сельскохозяйственный потребительский кооперативы, потому что они объединяют крестьянские подворья, ЛПХ (личное подсобное хозяйство – ред.) и фермерские хозяйства, для того чтобы получить добавленную стоимость с того сырья, которое мы производим.

     

    - Какое количество фермеров и крестьян вы объединяете?

    - У нас официально зарегистрировано 6 048 фермерский хозяйств, но есть те, кто зарегистрирован и не работает в сельском хозяйстве. Тех, кто зарегистрированы и работают, у нас около трех тысяч.

     

    - В этом году в Татарстане повторилось засушливое лето 2010 года. Поэтому аграриям удалось собрать лишь 2,3 миллиона тонн зерна, тогда как в прошлом году эта цифра составляла 5,4 миллиона. Насколько тяжелое сейчас положение у сельхозпроизводителей?

    - У нас есть поголовье крупного рогатого скота, свиней, птиц, которых необходимо кормить. Собрав 2,3 миллиона тонн зерна, мы обеспечим животных едой, но ведь у нас есть ещё и продовольственная часть, которая требует еще более 300-350 тысяч тонн зерна. Эту часть в республику придется завести.

    Ущерб большой. По словам президента Татарстана, мы потеряем около 28 миллиардов рублей. Однако эта цифра ещё не окончательная, потому что сейчас наши фермеры и другие производители сельскохозяйственной продукции начнут сдавать на анализы зерно, и мы посмотрим, все ли оно соответствует посевному качеству.

    Возьмём ещё вопросы ценообразования. Государство, к сожалению, не регулирует цены на сельхозпродукцию.

     

    - Зерна мало, значит его стоимость должна быть выше, правильно?

    - Не совсем. Если мы хотим есть качественную продукцию, в стране должна работать не административно-командная система экономики, а плановая. Для этого нужно планировать, сколько пшеницы или ржи будет произведено и какая у их производителя будет рентабельность. Если рентабельность будет составлять меньше 25-30%, то речь идет не о расширенном производстве. Это говорит о том, что мы на год, на полтора или два идём вниз. Для того чтобы поддержать своего сельхозтоваропроизводителя существуют экономические рычаги.

     

    - Какие рычаги? Увеличить закупочную цену зерна, молочной продукции и прочего?

    - Поддержать производителей могут субсидии и только субсидии. Мы же работаем в рыночном поле. Поддержка нужна как для того, чтобы,, всю свою продукцию из региона не вывезли, так и для того, чтобы чужие продукты не завозили. Государство здесь должно быть регулятором и предпринимать такие меры, которые бы позволили нашим сельхозтоваропроизводителям чувствовать себя уверенно и идти на расширенное производство, но цены при этом были бы сбалансированы.

     

     

    - Какую поддержку Минсельхоз Татарстана и России сейчас предлагает фермерам?

    - По минеральным удобрениям в 2020 году фермеры получили только 18% возможных субсидий, а если взять субсидии по техническому перевооружению, то мы ещё за 2019 год не полностью получили бюджетные средства.

     

    - Минсельхоз выделяет деньги, но до фермеров они не доходят, получается?

    - До фермеров они доходят, но порой не доходят до их хозяйств. Однако есть еще один момент, который нас очень волнует. Федеральные власти выделяют субсидии, но деньги также выделяют из бюджета Татарстана – это называется софинансирование. Местные чиновники, конечно в лице Минсельхоза РТ, приписывают такие пункты, из-за которых получение субсидий оказывается затруднено.

    Вот пример. Недавно пришло постановление правительства России, согласно которому субсидии на год лишаются те сельскохозяйственные производители, которые жгут стерню. А в субсидиях вся государственная поддержка. И как быть? А если не по моей вине кто-то поджег эту стерню? В некоторых случаях фермеров заставляют подписать предписание, которое, якобы отводит от него постановление правительства, но в итоге он лишается всех субсидий, которые ему положены.

    Поэтому мы считаем, что все субсидии, которые направлены на развитие сельского хозяйства, надо выплачивать одной субсидией. Я хозяин, я эти деньги, конечно, потрачу, для того чтобы получить добавленную стоимость со своего сырья или больше засею, или больше удобрения куплю. Я хозяин, я знаю, и эта пресловутая система, когда за меня думает чиновник, отрицательно сказывается не только на развитие в целом сельского хозяйства, но и на увеличение числа предпринимателей.

     

    - А 82% оставшихся субсидий по минеральным удобрениям кто получил?

    - А вот мы не знаем.

     

    - Минсельхоз ведь отчитывается о том, что субсидии все получили.

    - Распределение субсидий должно быть прозрачным. Для этого надо перечислять средства на расчётный счёт фермеров независимо от форм собственности. А у нас Минсельхоз перечисляет субсидии сначала в муниципальный район, а дальше там ещё что-то.

     

    - То есть вы утверждаете, что поддержка государства упирается в барьеры, которые не позволяют всем без исключения сельхозпроизводителям подобраться к субсидиям?

    - Совершенно верно.

     

    - И сколько лет существует уже подобная практика? Ведь субсидируют наших товаропроизводителей уже давно.

    - Некоторые время деньги доходили, сейчас перестали, либо доходят не полностью.

     

     

    - Кому тяжелее сейчас: фермерам и крестьянским хозяйством или агрохолдингам? Ведь львиную долю нагрузки по сбору урожая, а также по производству мясной и молочной продукций берут на себя агрохолдинги.

    - Я хочу привести пример 2010 года. Тогда агрохолдинги ввозили корма из Белоруссии, Смоленской области, Подмосковья и Сибири, а фермеры, имея 30% животных, не ввозили зерна. Они обошлись тем, что имели и прошли этот сложный период.

    В странах запада нет таких агрохолдингов, которые имеют от 1,5 тысяч до пяти тысяч голов скота. А если пять тысяч голов сконцентрированы в одном месте, там собираются все болезни, которые имеют сильное влияние на природу, в частности, воду, которую мы пьем.

    Я считаю, что необходимо пересмотреть концепцию концентрация животных в одном месте. Когда нам говорят о том, что подобное ведет к экономической выгоде, то остается вопрос: а кому это выгодно? Собственнику? Возможно. Но мы ведь должны рассмотреть и вопросы состояния экологии, здоровья людей.

    В то же время рост крупного рогатого скота, в том числе коров, на фермах, а у агрохолдингов – нет. Государство кого должно финансировать? Фермеров или других сельхозтоваропроизводитеей, которые работают эффективно, или тех, кого все время надо подтягивать?

    Я приведу ещё один пример, касающийся России в целом. Федеральная антимонопольная служба сообщила, что субсидии составляют 40% чистого дохода агрохолдингов и лишь 8% чистого дохода фермерских хозяйств. Значит мы получаем в пять раз меньше государственных средств, хотя они должны быть распределены одинаково, так как в Татарстане мы производим даже более половины валовой сельскохозяйственной продукции. Мы сильны своим трудолюбием, своим отношением к животным, труду и земле.

    Однако у нас все время проблемы с получением земли. Сейчас мы обрабатываем около 534 тысяч гектаров, из которых в собственность у нас оформлены лишь 16%, потому что остальные 84% земель фермеры арендуют у крестьянских подворий. Остальная земля перешла в собственность банков, с которыми были заключены договора у обанкротившихся агрохолдингов. Банке теперь дают эту землю в аренду другим агрохолдингам.

     

    - А земля эта работает?

    - Часть - работает, но более 40 тысяч гектаров республики, по официальным данным, к сожалению, не используются. Крестьяне и фермеры же не могут взять эти земли, для того чтобы исправить эту ситуацию.

     

    - К чему может привести тяжелый с точки зрения погодных условий год? К повышению цен? К разорению крестьянских и фермерских хозяйств, которые не смогут выплатить кредиты?

    - Все мои слова в этом интервью направлены на то, что уладить экономические взаимоотношения между государством и производителями сельхозпродукции любой формы собственности. Но государство и без того предпринимает меры для того, чтобы каким-то образом облегчить работу фермерам и крестьянам. Говорят, что правительство России готовит какие-то новые предложения для того, наверное, чтобы компенсировать те потери, которые мы понесли в этом году.

    Что касается Татарстана, то буквально на днях министерство экономики республики разработало программу «Агрозасуха», обещающую 70% гарантии на получение нами кредитов. Однако сумеем ли мы воспользоваться этой программой?

     

    - Там опять какие-то критерии есть?

    - Главным действующим лицом в этой программе будет банк, который будет решать давать или не давать кредиты. Мы в хорошие-то годы не можем получить займов, а в плохие тем более.

     

    - У нас сельхозпроизводители закредитованы на общую сумму в 49 миллиардов рублей.

    - Совершенно верно. По всей видимости, будет принято решение о том чтобы отложить выплату основного долга или его процентов. Последнее, конечно, вряд ли, так как банкам нужно работать. и мы не против. Надо, наверное, чтобы центральный банк был бы инициатором дел, направленных на поддержку своего сельхозтоваропроизводителя.

     

     

    - Весь этот год были проблемы с ростом цен. Что нас осенью ждёт? Каков ваш прогноз?

    - Того, что мы произвели для внутреннего потребления республики, хватит. Возможно что-то чуть-чуть подкорректировать надо будет. Мы сравнивали урожайность не по зерну, а по овощной продукции. Да, есть уменьшение числа продукции, но волноваться здесь не стоит: мы обеспечим население и картофелем, и луком, и другими овощами.

    Я считают, что надо по сохранить все те цены на продукты, которые были летом.

     

    - А сельхозпроизводители не поднимут ли цены, понимая, что спрос на их продукцию будет неплохим?

    - Давайте мы будем рассматривать сначала цены тех, кто первым их поднял и снижать пропорционально им.  Металл подешевеет на 30 %, тогда и наша продукцию также. Стройматериалы подешевеют, и овощи тоже. Кто должен следить за ростом цен?

     

    - Кто?

    - ФАС должен следить. Антимонопольщики должны наказывать тех, кто поднял цены, и не говорить о том, что и за пределами России цены поднялись, мол, продавайте свою продукцию туда. Подобные ходы государство должно регулировать таможенными пошлинами.

    Люди удивляются, когда цены поднимаются на сельскохозяйственную продукцию, но не удивляются, когда дорожает металл, стройматериалы и другое. А мы ведь тоже строим фермы, покупаем товары по тем же ценам, которые устанавливает наши монополисты.

     

    - Вы хотите сказать, что производители сельскохозяйственных товаров находятся в такой же экономической цепочке и также вынуждены поднимать цены, так как несут большие затраты?

    - Вынуждены были бы, но крестьяне - народ совестливый. Есть покупательская способность населения, есть доходы пенсионеров.

     

    - То есть вы будете устанавливать цены, отталкиваясь от покупательной способности населения?

    - Да.

     

     

    - Скажите, а вот осенние ярмарки помогают вам в реализации продукции?

    - Конечно, здорово помогают. Мы даже вынесли в Минсельхоз предложение проводить подобные ярмарки круглый год и ведомство нас поддержки. Рынок, который за нам закреплен – на улице Дементьева в Казани – работает круглый год. Тогда давайте мы попросим агрохолдинги, которые производят овощи, чтобы они встали рядом с нами и тоже торговали, конкурировали. Но у них другая натура – не крестьянская.

     

    - У нас ведь специально построили «Агропромпарк», который заточен был на то, чтобы наши местные товаропроизводители продавали там.

    - Пользуясь случаем скажу, что этот «Агропромпарк» полностью разработан нашей Ассоциацией. Он должен был быть кооперативом третьего уровня, объединяющим кооперативы первого уровня - муниципальных поселений, кооперативы второго уровня – муниципальных районов. Этот объект должен был быть заказчиком для того, что сконцентрировать, перерабатывать, расфасовывать и предлагать торговым сетям продукцию. Но, к сожалению, этот «Агропромпарк» работает как площадка, как рынок для реализации продукции ее производителями.

    Если бы все работало, как должно было, мы бы сегодня, наверное, ели меньше турецких яблок и польских и белорусских помидоров.

     

    - То есть «Агропромпарк» задумывался как фабрика.

    - Да, потому что там есть и холодильное оборудование, и хранилища для всех видов продукции, и цеха для ее переработки.  

     

    - Но в разговоре о возможном проведении круглогодичных сельхозярмарок вы упомянули площадку на улице Дементьева, а не «Агропромпарк». Почему?

    - «Агропромпарк» - это тоже площадка для сельхозтоваропроизводителей, но там меньше фермеров, чем на Дементьева. Большое спасибо от крестьян и всех остальных производителей сельхозпродукции Рустаму Минниханову за то, что он откликнулся на просьбу построить «Агромпромпарк» и другие площадки для реализации наших товаров.

     

    - Ярмарки организуются не только в Казани, но и в других городах региона, да?

    - Во всех муниципальных районах, где у нас есть возможность сбыть свою продукцию.

     

     

    - Насколько сельхозпроизводителям легко или сложно попадать в торговые сети? Есть ли у вас вообще такая необходимость?

    - Желания нет туда попадать, потому что у торговых сетей свои интересы, свои договора, которые были заранее заключены. Я не против. У нас есть фермерские хозяйства, работающие с торговыми сетями, но оплату за продукцию им, конечно, все время задерживают. Где-то на 40 дней задерживают, где-то больше. Мы, как общественная организация, не можем воздействовать на торговые сети и схожие организации.

    В России действуют два закона о торговле, один из которых был принят для того, чтобы наладить контакт между местными производителями и торговыми сетями, но не сработал. Почему? Когда мы узнаем где у них – торговых сетей – расчетные счета, то оказывается, что они на Виргинских островах, на Кипре. Получается, деньги покупателей уходят туда. Не от этого ли меньшее бюджетное ассигнование идёт сейчас на сельское хозяйство? Почему я так говорю? А потому что субсидий государства сейчас хватает, если тратить не более 26 долларов США на гектар. А за границей сельскому хозяйству выделяют по 365 долларов США на гектар. А делаем одну и ту же продукцию.

     

    - Вы говорили, что у вас идет постоянный диалог с Минсельхозом Татарстана. Что вам на данный момент удалось пролоббировать, а что нет?

    - Я думаю, что один из важнейших моментов, который произошел – строительство «Агропромпарка». Но все имеющиеся сегодня программы, касающиеся фермеров, крестьянских подворий и сельскохозяйственных потребительских кооперативов, вышли из нашей семиместной работы.

     

    - Что должны сделать чиновники, чтобы сейчас производителям сельхозпродукции стало легче? Кроме выделения субсидий.

    - Россия все время привязывает вопросы поддержки к софинансированию. Это в определенной степени является сдерживающим моментом для принятия решения в регионах. Без принятия решения на федеральном уровне, республика не может сделать многого. Несмотря на это, нигде так не организована поддержка ЛПХ, как в Татарстане.

     

    - Я хотел затронуть еще и тему пчеловодов. Один из их представителей рассказывал о своей непримиримой вражде с некоторыми крупными агрохолдингами, которые, не обращая внимания на пчел, распыляют опасные пестициды и травят насекомых.

    - Во-первых, агрохолдинги травят растения, а уже они потом - пчел. Поэтому говорят, что с гибелью последних пчел, погибнет и человечество. Каким образом мы должны относится к пчеловодам? Пчелы — это те насекомые, которые не приносят ничего кроме пользы.

    Как сделать так, чтобы и пчелы живы были и агрохолдинги получали хорошие урожаи? Минсельхоз совместно с правительством нашли решение, для реализации которого нужно вести учет пчел, регистрировать пчеловодов и, конечно, добиваться от производителей сельхозпродукции уважительного отношения. Последние должны заранее предупреждать пчеловодов о том, какие территории планируется обработать и в какие даты. Пчеловоды, в свою очередь, должны на какое-то время прикрыть своих насекомых.

    Пчеловоды делают, конечно, великое дело. Их немало и среди фермеров. Мы защищаем их правовые и экономические интересы.

     

    - Наказали кого-нибудь из тех, кто потравил пчел?

    - Да, наказали. Некоторые хозяйствующие субъекты, которые пренебрегли простыми правилами. Сейчас власти Татарстана выработали определенный регламент, нарушение которого 100% ведет к наказанию.

     

     

    - Из-за аномальной жары летом нужно будет проводить мелиоративные мероприятия. Спасет ли это производителей сельхозпродукции?

    - Будучи главой Минсельхоза РТ Марат Ахметов (1999-2019 годы – Ред.) давал одному из своих заместителей задание рассмотреть, сколько у нас сохранилось поливных агрегатов. Оказалось, больше всего - 80% - агрегатов сохранилось у фермерских хозяйств. Они, в отличии от многих, не сдали агрегаты на металлолом, не выкопали магистральные трубы для подачи воды.  

    Мы разговаривали с руководителей «Татмелиорации». В этом году где-то пять тысяч гектаров были запушены нашими мелиораторами. Правительством Татарстана был запущен завод по производству мелиоративной техники.

    Мы видим, что погода меняется и надо что-то делать, чтобы не оставаться без урожая. Одно из решений – мелиорация, второе -  пересмотр технологии производства зерновых культур. Если мы не введем новые технологии, не определим возможности наших семян, мы не добьемся того, чего хотим.

    Мы совместно с Академией наук, с учеными, разрабатываем новые технологии, которые после представим Минсельхозу. Мы выезжали в фермерские хозяйства Татарстана, где производители получили 15 с небольшим центнеров с гектара, и изучали причины такого результата.

     

    - Спасибо большое. Мы попытались обсудить часть бесконечной темы. Надеюсь, наши аграрии преодолеют все неблагоприятные моменты и с честью выйдут из этой ситуации без финансовых потерь. Мы, потребители, крайне заинтересованы в том, чтобы на наших столах была экологическая продукция.

     

     

     

    •  

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: