Знамя
  • Рус Тат
  • Главный редактор «Безнең гәҗит» Ильфат Файзрахманов: «Нужно, чтобы почта проснулась»

    Известный татарский журналист, проработавший 22 года на телевидении и неожиданно для себя, как признается он, ставший газетчиком, выступая на заседании итоговой коллегии Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям «Татмедиа», поделился своим видением проблемы, актуальной для многих печатных СМИ.

    «Не согласен с прогнозом о том, что бумажные СМИ исчезнут и останется только Интернет»

    Конкуренция на рынке СМИ большая. Интернет наступает нам всем на пятки. Но я не согласен с прогнозами о том, что бумажные издания исчезнут и все останется только в Интернете. Будет и то и другое. Пример тому – опыт передовых стран страны. Там люди стараются черпать информацию из серьезных источников. Но о таком сервисе, как там, нам пока остается только мечтать. Там газеты продаются везде. Человек имеет возможность с утра по пути на работу захватить ту газету, которая ему нравится.

    Думаю, и у нас кончится кризис тиражей и у людей появится потребность читать бумажные газеты и журналы. Такая потребность есть и сейчас. Люди хотят читать. Но сервиса нет.

    Тираж газеты «Безнең гәҗит» – 12 165

    Количество уникальных посетителей сайта – 1500

    В сегодняшних условиях, какие бы хорошие статьи ты ни писал и какое бы замечательное издание ты ни создал, ты все равно не можешь достичь того уровня, на каком в свое время находились издания со стотысячными тиражами. Потому что твоя продукция не доходит до народа. Сотрудники нашей редакции ежедневно занимаются поиском нескольких утерянных газет, решают вопрос доставки подписчикам. На почте нашим читателям говорят, что газета не пришла по вине редакции. Читатели в свою очередь с жалобами звонят нам, грозя, что не будут больше подписываться. А сколько людей не звонит?! Газеты копят и доставляют на неделю позже. Сегодня работу почты нельзя оценить даже как «неудовлетворительно». Когда мы звоним в отделения почты в поисках утерянных номеров газеты, нам иногда отвечают: а что нам делать, скажите спасибо, что мы за такую зарплату вообще работаем.

    Сельский почтальон сегодня благодаря оптимизации работает на 0,2 ставки, получает 5 – 6 тысяч. Я часто бываю в родном селе. У нашей почтальонки Зульфии зарплата 5200 рублей, работает на 0,5 ставки. Носит почту из соседней деревни. Приносит пенсию, собирает плату за услуги. Продает товары, причем по ценам выше на 20 – 30 процентов, чем в магазине. Есть план, который обязателен для выполнения.

    Начальники почты дошли до того, что в прошлом году начальник Арского почтамта на совещании сказал почтальонам: «Мне не нужны ваши подписки, вы, главное, товар продавайте. Не надо уговаривать подписываться на газеты и журналы, пусть сами приходят в отделение». Это было на самом деле. Есть люди, которые могут подтвердить. Я делал журналистский запрос по этому делу. Ответ получен, но из него ничего не понятно, отписка.

    «Сделали из почты магазин»

    Сегодня почтальон, принося пенсию, предлагает товары, которые, как уже сказал, стоят дороже, чем в магазине. Пенсионеры, желая угодить своей односельчанке, покупают. Куда мы движемся? Мы сделали из почты магазин, коммерческий центр. Если и дальше так пойдет, не потеряем ли мы своих читателей?

    Уже во многих селах и деревнях почтовые отделения закрылись. Никто не соглашается работать за 5 – 6 тысяч. Ведь ответственность большая. На почте остались только пожилые женщины, проработавшие там всю свою жизнь. Они проходят с деньгами несколько километров пути и в ветер, и в метель.

    В городе разносчиков пенсии охраняют. А сельского почтальона охраняет лишь один Аллах, и права ее защищает тоже один Аллах. Они ведь наши граждане… Нельзя доставить газету в деревню, где нет почты. Многие жалуются, что и подписаться невозможно.

    Раньше, когда почта Татарстана была самостоятельной организацией, они работали в прибыль. Таких проблем не было. Когда центр перешел в Москву и даже деньги абонентов районных газет стали приходить через Москву, дела приняли такой оборот.

    «Нет закона, ограничивающего для торговцев процент»

    Ладно в городах почта хоть и работает так же плохо, но здесь хотя бы легче распространять газету. Есть киоски. Но на каких условиях сегодня редакции работают с киосками? На страшно несправедливых условиях. Я, например, отдаю газету «Безнең гәҗит» по 11 рублей. А в киосках ее продают по 35 – 40 рублей. 11 рублей и 35 рублей!

    В эти 11 рублей входят затраты на типографию (тарифы растут каждый год), компьютерные программы, заработную плату, гонорары, аренду здания и т.д. Доля киосков – 20 – 30 рублей. 350 процентов прибыли от того, что доставляют газету в киоски и там их продают. И так в целом в торговле – цены магазинов несправедливы и для промышленных, и для сельскохозяйственных производителей.

    К сожалению, у нас на законодательном уровне не урегулировано, сколько процентов торговцы могут прибавлять к стоимости. Продавцы газет работают на таких условиях: мы покупаем у них непроданные газеты по более дорогой цене, прибавляя НДС. Значит, от озвученных мною ранее 11 рублей остаются 5 – 6 рублей. Смотрите, какой гарантированно прибыльный бизнес: если газета продается – ты при деньгах, если не продается, то все равно в плюсе… Знаете, это как в анекдоте про ишака Ходжи Насреддина: только научился жить без корма, как тут же протянул ноги. Не останемся ли мы в ситуации того ишака…

    К киоскам так просто не подобраться. Есть такое явление, как изучение спроса. Если хочешь, чтобы газета твоя продавалась, нужно доплатить. Мы не в силах изменить эти условия, потому как имеем дело с монополистом. Куда деваться, ничего не поделаешь.

    У многих операторов и эти деньги невозможно получить. Уже сколько операторов пропали с нашими деньгами в кармане. У меня сгорело порядка двух миллионов рублей в «Экспресс-печати», которая бесследно пропала несколько лет назад.

    «Альтернативное распространение можно сделать самоокупаемым»

    Слава Аллаху, сегодня эти проблемы понимают и в Республиканском агентстве по печати и массовым коммуникациям. Уже несколько раз были организованы деловые встречи. Спасибо, что сейчас и нам, частным изданиям, уделяют внимание. И ведутся разговоры об альтернативных способах распространения газет и журналов.

    Речь идет о создании сети киосков под контролем Республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям, о доставке всех печатных изданий в районы. Может быть, это станет возможно посредством сети магазинов.

    Эти вопросы не в состоянии решить отдельно взятые редакции, затраты не оправдают себя. Конечно, газеты могут не дойти до читателя в тот же день. Я думаю, даже если собирать несколько изданий вместе, доставка будет выгоднее, пользу почувствуют и читатели, и мы, издатели. Почта и так раздает газеты с опозданием, к тому же теряет.

    Для распространения газет не нужны государственные дотации. Я не прошу дотаций, альтернативное распространение можно сделать самоокупаемым. Нужно работать в этом направлении. Испытать, искать пути, вместе найти решение. Создать конкуренцию.

    Нужно организовать работу так, чтобы почта и те же киоски проснулись от сладкого сна, чтобы поняли, что если они несправедливыми способами пытаются нас уничтожить и обокрасть, то мы можем работать и без их участия. Они беспрерывно поднимают цены и тарифы, но для улучшения сервиса не делают ничего.

    Считаю, что не грех использовать административные ресурсы для создания системы альтернативного распространения. Важно, чтобы информация доходила до народа. Если мы по техническим причинам лишим население возможности читать, особенно читать на татарском языке, люди забудут про подписку. Сегодня есть семьи, которые не выписывают ни одно издание. Их становится все больше. Блогеры в смартфоне и социальные сети не будущее прессы.

    Конечно, наряду с техническими причинами хочу сказать несколько слов критики в адрес своих коллег. Не спим ли мы?! Сегодня авторитет журналистики сильно упал.

    Часто слышу в свой адрес: вы самостоятельное издание, а мы государственные, поэтому пишем про политику, – оправдываются некоторые. Например, куда-то ездил Президент, что-то осмотрел… Это не политика, это жизнь, это работа. Об этом можно писать интересно и с пользой для читателя.

    Часто слышу о том, что сегодня нет свободы слова. В споре спрашиваю у автора этих высказываний: а какое твое слово сократили? Ответа нет. Нельзя сократить то, что не сказано, не написано. Это оправдание своей несостоятельности. Конечно, могут быть внутренние принципы редакции, устав. Если ты настоящий журналист и у тебя есть журналистский азарт, то газет много. Если не напечатают в одной, то в другой обязательно возьмут.

    Вот «Интертат» – государственное издание. С приходом нового руководства начались перемены. Сегодня «Татар-информ» и «Интертат» не узнать. У меня рабочий день начинается с обзора этих сайтов. Раньше мог заглянуть раз в месяц, раз в неделю. Потому как считал бесполезным.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: