Знамя
  • Рус Тат
  • «Смерть матери принял по-взрослому»: как живет сын умершей от рака Айгуль Фазыловой

    «Смерть матери принял по-взрослому»: как живет сын умершей от рака Айгуль Фазыловой

    «Смерть матери принял по-взрослому»: как живет сын умершей от рака Айгуль Фазыловой

    Три года назад вся страна с тревогой и надеждой следила за судьбой молодой женщины из Татарстана Айгуль Фазыловой, которая, находясь на четвертой стадии рака, искала приемных родителей для семилетнего сына. Мальчика в семью забрали родственники Айгуль. ИА «Татар-информ» рассказывает, как живет Амир в новом доме, чем увлекается и о чем мечтает.
    «Смерть матери принял по-взрослому»: как живет сын умершей от рака Айгуль Фазыловой
    История Айгуль Фазыловой потрясла всю страну: 31-летняя женщина, тяжело болеющая раком, решила еще при жизни найти приемных родителей для маленького сына
    Фото © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    История Айгуль Фазыловой потрясла всю страну: 31-летняя женщина, тяжело болеющая раком, решила еще при жизни найти приемных родителей для маленького сына. В январе 2019 года она пришла на передачу «Прямой эфир» с Андреем Малаховым, где рассказала, что уже пять лет борется с тяжелой болезнью. В 2015 году ей удалили молочные железы, в общей сложности женщина перенесла 21 курс химио- и лучевой терапии. Через четыре года выяснилось, что болезнь отступила временно – метастазы успели перейти в легкие, печень, кости и мозг.


    После передачи женщина получила огромное количество предложений о помощи, многие хотели принять ее сына в семью. Поддержку Айгуль Фазыловой также оказал Президент Татарстана. В то же время люди надеялись на чудо, что молодая мама все же поправится и сможет сама воспитывать ребенка. Однако 15 ноября 2019 года жизнь Айгуль Фазыловой оборвалась.

    Родной отец мальчика ушел из семьи еще до рождения сына. Брак между родителями мальчика не был зарегистрирован, более того, мужчина был против рождения ребенка, просил Айгуль прервать беременность. Когда она отказалась, расстался с ней.

    Амиру сейчас 10 лет. Он воспитывается в семье Раушании и Талгата Фасиховых в селе Тлянче Тамак Тукаевского района Татарстана. В дом дяди Айгуль с сыном переехала после смерти матери, жила здесь в те дни, когда узнала о своем диагнозе.
    «До последнего надеялись, что поправится»

    – Прошло больше двух лет, как Айгуль не стало. Как вам и Амиру живется без нее?

    – Без нее грустно. Пустота. Больно понимать, что ушла она совсем молодой. Эта болезнь коснулась многих, но ведь не думаешь, что такое случится с твоими близкими. Айгуль лежала в больнице, боролась, и мы надеялись, что она выкарабкается. По телевизору говорили, что есть случаи выздоровления, нам казалось, что найдут какой-то новый метод, лекарство, и она поправится. Всей душой этого желали. И ребенка жалко, остаться без матери – это значит, совсем сиротой остаться, мать никто не заменит.

    Амир сейчас воспитывается в семье Раушании и Талгата Фасиховых в селе Тлянче Тамак Тукаевского района Татарстана

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    Было очень тяжело. У нас и родные болели. Сестра Талгата Гузелия – мама Айгуль – тоже умерла от рака, она младше брата на четыре года, ей было 48 лет. Их старшая сестра тоже ушла с этим диагнозом. Что поделаешь, это есть у них в роду. Два года прожили в таком состоянии – больницы, хосписы, похороны… Поэтому, хоть и надеялись, с другой стороны, ожидали с тревогой – чем закончится.

    – Маму Айгуль тоже не удалось спасти?

    – Во время диспансеризации у нее обнаружили пятно в груди, отправили в Казань сдавать анализы. Приехала оттуда, и состояние у нее ухудшилось. Давление не снижалось, положили в больницу. После этого случился инсульт, один глаз перестал открываться. Состояние не улучшалось, и ее на скорой увезли в Казань, делать МРТ. Поставили диагноз «неоперабельная опухоль мозга». Диагноз стал известен в сентябре, в декабре она умерла.

    – Так быстро…

    – Она не думала, что умрет. В том году она похудела. В апреле приезжала на мое 45-летие, я ее еще подбодрила – говорю, ты похудела, похорошела. Она говорит: «Работы много, телят смотрю», уехала такая радостная.

    Тогда у Айгуль уже был ребенок, они вместе жили в селе Ахметово в Нурлатском районе. На момент смерти Гузалии Амиру было примерно год и четыре месяца. Успела внука увидеть. Она его очень полюбила. Когда узнала, что Айгуль беременна, сказала, что ей нужен внук, с большим желанием ожидала внука. Она думала, что Амира сама будет растить с любовью, – рассказывает Рушания апа.
    «Айгуль вынесли в другую палату, думали, умерла»

    По словам родственницы, отец Айгуль пил, поэтому Гузелия с ним развелась. Женщину познакомили с жителем села Ахметово, мама и дочь вместе проживали в его доме.

    Айгуль Фазылова с Амиром

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    – После смерти мамы Айгуль было очень тяжело. Она же была ее единственной любимой дочкой. Айгуль осталась совсем одна. И родных было немного, только с маминой стороны. В Нурлате с отчимом она не могла оставаться. Талгат привез ее сюда, в Тлянче-Тамак. В СМИ пишут, что она после скитаний уехала в Казань, но эта часть истории журналисты всегда опускают. Амиру тогда было 1,6 года. У нас он пошел в садик, Айгуль стала работать по своей специальности – продавщицей в магазине.

    Потом она стала жаловаться на боли в груди. Оказалось, что это рак. Постепенно болезнь разошлась по всему телу. Однажды она упала без сознания, больше месяца пролежала в палате. Посчитали, что она умерла, и уже вынесли в другую палату. Но там она пришла в сознание.
    «Всегда было ощущение, что Амир останется с нами»

    – Айгуль искала приемных родителей для ребенка через федеральное телевидение. На тот момент уже было известно, с кем он останется?

    – Когда Айгуль устроилась в хоспис, Уполномоченный по правам ребенка в Татарстане спросила у нее, с кем оставит сына. Она написала, что передаст нам. Когда нам это сказали, мы каждую неделю стали ездить в Челны на обучение приемных родителей, получили свидетельства.

    Она хотела успеть хоть как-то обустроить жизнь ребенка. Может быть, купить ему квартиру. Сама она всегда была без жилья, жила у родных или снимала.

    На канал «Россия-1» попала с помощью волонтеров. После передачи Айгуль помогали благотворительные фонды, и Президент Татарстана оказал поддержку. С Андреем Малаховым они постоянно были на связи, говорили по телефону.

    Если честно, к передаче она обратилась немного с другой целью – собрать хоть какие-то средства на лечение. Помогали люди по всей России, даже из зарубежных стран. Собранные средства мы положили на имя Амира.

    Было много звонков, присылали подарки. Оказывается, неравнодушных очень много. Например, женщина по имени Дильбар каждый день отвозила Амира в школу и забирала его после уроков. Деньгами помогали одноклассники Айгуль, председатель сельского поселения, одноклассники Гузелии. Оплатили оградку, надгробный камень.

    После выхода передачи Айгуль лечили дорогими хорошими препаратами. Это дало нам надежду. Она и сама стала выглядеть лучше, настроение было хорошее. Она хотела жить.

    Поначалу нам казалось, что мы уже не в том возрасте, чтобы воспитывать ребенка, не совсем были уверены, что справимся. Собственных детей уже вырастили, у нас четыре внука. Но пока шли эти события, внутри всегда было ощущение, что Амир останется с нами.

    «Пока шли эти события, внутри всегда было ощущение, что Амир останется с нами»

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»
    «Ненавидит отца»

    По словам Раушании апа, родной отец мальчика ни разу не навещал сына.

    – Амир знает, что у него есть отец, и всегда говорит: «Ненавижу папу». Отца он ни разу не видел. Думаю, он на него сильно обижен. Как-то сказал: «Вырасту, все равно его найду, проучу его».

    Я ему, конечно, объясняю: «Так не говори, ты его даже не видел, наверное, он человек хороший, просто не получилось быть с мамой, нет возможности. Пройдут годы, ты вырастешь, он все обдумает, поймет, и вы встретитесь. Внешностью ты похож на отца». Правильно ли я делаю, не знаю.

    Если приедет – пожалуйста. Пусть увидит, как растет сын. Отец есть отец, каким бы он ни был. Ребенку без матери трудно, а общение с отцом ему было бы на пользу.

    – Как Амир привыкал к вам?

    – Отношения ребенка и дедушки, конечно, не могут быть такими, как отношения ребенка и родителей. Наши дети тоже помогают, старший сын живет в этой же деревне, если надо куда-нибудь уехать, оставляем Амира у них.

    «Чтобы наладить отношения с другими детьми, потребовалось некоторое время. Сейчас уже привыкли, вместе играют»

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    Чтобы наладить отношения с другими детьми, потребовалось некоторое время. Сейчас уже привыкли, вместе играют.

    В прошлом году мы болели, поэтому отвезли его в Казань к родным. Сначала отказывался уезжать, плакал. Через неделю попросил забрать его обратно. Конечно, в деревне хорошо. Здесь он играет с друзьями, гуляет, ходит в спортзал, в школу вместе ходят. Летом на велосипеде, зимой на катке.

    На каникулах целый день один дома, он больше любит одиночество. Не боится дома оставаться один. Если стемнеет – включает свет, телевизор. Думаем, он привык один обходиться, потому что мама болела. Он много ездил с мамой по больницам, в хоспис, в свои юные года многое повидал.

    Он и в Челны с нами ехать не хочет. И одежду ему покупаем на глаз, он совсем не хочет уезжать из деревни.
    «Смерть матери пережил спокойно»

    Как потом рассказали Раушании апа, последний раз Амир видел маму в хосписе. Айгуль на прощание взглянула на сына, а потом он всю дорогу плакал. После этого он уже не просил отвести его к матери.

    – Когда вы ему сказали?

    – Он сам не спрашивал, и мы не говорили. С тех пор как забрали Амира, об этом разговор не заводили. Но мне кажется, он и сам обо всем догадывался. Еще в хосписе психологи подготавливали его: «Ты же видишь, она болеет, с таким диагнозом долго не живут, она уйдет на небо».

    «У него на столе стоят фотографии, где они с мамой. Когда делает уроки, смотрит на эти фото. Когда собираемся вместе с родственниками, мы о ней часто говорим»

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    Через некоторое время после переезда к нам Амир как-то увидел в интернете сообщение о смерти матери, подошел с телефоном ко мне. Мы с ним вместе поплакали. Когда успокоились, я сказала: «Ты же знал, что так будет». Он сказал: «Да». – «Поэтому не спрашивал?» «Да», – говорит.

    Спокойно пережил, сильно не плакал, не говорил, что хочет уехать от нас. Не спрашивал, почему он здесь. Потихоньку обжился, привык. У него своя комната, дома спокойно, гуляет, когда хочет.

    Хоспис дал машину, чтобы отвезти тело Айгуль, похоронили рядом с мамой – на кладбище ее родного села Старое Камкино в Алькеевском районе. С Амиром мы туда съездили, посетили их могилы. И в этом году летом хотим поехать снова.
    «Не считаем это подвигом»

    – У него на столе стоят фотографии, где они с мамой. Когда делает уроки, смотрит на эти фото. Когда собираемся вместе с родственниками, мы о ней часто говорим. Он вспоминает, как с мамой ездили в Москву, Сочи, Казань. Но не плачет, не убивается, как-то по-взрослому спокойно принял ее смерть.

    – После усыновления кто-то вам помощь оказывал?

    – Из мечети помогли. Многие отзывались, мы им благодарны. Но, слава Аллаху, мы и сами живем в достатке.

    Кто-то говорил, что это подвиг – взять ребенка на воспитание, но я так не считаю. Это же у нас в народе есть – осиротевших детей обычно на воспитание забирают родственники. И в военные годы брали, несмотря на то что сами жили впроголодь. А сейчас и дома у нас большие, и еды много, но люди изменились, много нетерпимых к окружающим, озлобленных.

    «Кто-то говорил, что это подвиг – взять ребенка на воспитание, но я так не считаю. Это же у нас в народе есть – осиротевших детей обычно на воспитание забирают родственники»

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    Нам сейчас в воспитании Амира нужно только терпение. Лишь бы нервы выдержали, когда готовим уроки (смеется). И здоровье, конечно.

    В классе Амир учится на уровне других. Английский дается немного сложно, потому что сами мы в школе учили немецкий, особо помочь ему не можем. Учительница иногда занимается с ним дополнительно. За оценками следим, если появляются тройки, стараемся подтянуть, обращаемся к учителям.

    – Амир заметно подрос. Его мама, наверное, мечтала увидеть, как он вырастет.

    – Да. Она мечтала увидеть, как Амир поступит в вуз. Все-таки с этим диагнозом она успела прожить довольно долго – 4,5 года. Именно ради сына она так упорно боролась с болезнью. Теперь нам надо Амира поставить на ноги. С возрастом меняются психика, поведение ребенка, лишь бы изменились в хорошую сторону.

    «Мечтаю стать полицейским»

    Сейчас Амиру 10 лет, он учится в третьем классе. Он рассказал, что старается учиться на хорошие отметки.

    – Амир, в какие игры любишь играть?

    – С другом Даниязом встречаемся почти каждый день. Любим играть в догонялки, прятки. Хожу в спортзал.

    – Быстро нашел друзей в деревне?

    – Я с друзьями познакомился в школе. Там у нас был праздник. И сейчас иногда бывают концерты.

    Сейчас Амиру 10 лет, он учится в третьем классе. Он рассказал, что старается учиться на хорошие отметки

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    – Какую книгу ты недавно прочитал?

    – Название не помню, там была больная девочка, и ее родители пытались поднять ей настроение.

    – Какие предметы тебе нравятся?

    – Рисование, татарский язык, физкультура. Зимой мы катаемся на лыжах. В классе у нас детей много, за партой сижу с девочкой. Иногда списываю (улыбается). Двойки не получал, стараюсь не отставать от других.

    – Что рисовали на ИЗО?

    – Вазу, природу, собак.

    – Музыку слушаешь?

    – Слушаю разную музыку, иногда и подпеваю.

    – А любимые блюда?

    – Я люблю борщ, бэлеш.

    – Амир, кем ты хотел бы стать, когда вырастешь?

    – Хочу стать полицейским. Хочу защищать людей, охранять порядок.

    Еще три года назад в передаче с Андреем Малаховым мама Амира говорила, что сын мечтает стать полицейским. «Хочется, чтобы он стал хорошим человеком. Он мечтает в будущем стать полицейским – защищать хороших людей от плохих», – рассказала мама мальчика.

    Автор: Зиля Мубаракшина, intertat.tatar, перевод с татарского

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа
    #айгуль фазыйлова

    Подробнее: https://www.tatar-inform.ru/news/smert-materi-prinyal-po-vzroslomu-kak-zivet-syn-umersei-ot-raka-aigul-fazylovoi-5855391

    «Смерть матери принял по-взрослому»: как живет сын умершей от рака Айгуль Фазыловой

    Три года назад вся страна с тревогой и надеждой следила за судьбой молодой женщины из Татарстана Айгуль Фазыловой, которая, находясь на четвертой стадии рака, искала приемных родителей для семилетнего сына. Мальчика в семью забрали родственники Айгуль. ИА «Татар-информ» рассказывает, как живет Амир в новом доме, чем увлекается и о чем мечтает.

     
    «Смерть матери принял по-взрослому»: как живет сын умершей от рака Айгуль Фазыловой
    История Айгуль Фазыловой потрясла всю страну: 31-летняя женщина, тяжело болеющая раком, решила еще при жизни найти приемных родителей для маленького сына
    Фото © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    История Айгуль Фазыловой потрясла всю страну: 31-летняя женщина, тяжело болеющая раком, решила еще при жизни найти приемных родителей для маленького сына. В январе 2019 года она пришла на передачу «Прямой эфир» с Андреем Малаховым, где рассказала, что уже пять лет борется с тяжелой болезнью. В 2015 году ей удалили молочные железы, в общей сложности женщина перенесла 21 курс химио- и лучевой терапии. Через четыре года выяснилось, что болезнь отступила временно – метастазы успели перейти в легкие, печень, кости и мозг. 


    После передачи женщина получила огромное количество предложений о помощи, многие хотели принять ее сына в семью. Поддержку Айгуль Фазыловой также оказал Президент Татарстана. В то же время люди надеялись на чудо, что молодая мама все же поправится и сможет сама воспитывать ребенка. Однако 15 ноября 2019 года жизнь Айгуль Фазыловой оборвалась. 

    Родной отец мальчика ушел из семьи еще до рождения сына. Брак между родителями мальчика не был зарегистрирован, более того, мужчина был против рождения ребенка, просил Айгуль прервать беременность. Когда она отказалась, расстался с ней.

    Амиру сейчас 10 лет. Он воспитывается в семье Раушании и Талгата Фасиховых в селе Тлянче Тамак Тукаевского района Татарстана. В дом дяди Айгуль с сыном переехала после смерти матери, жила здесь в те дни, когда узнала о своем диагнозе. 

    «До последнего надеялись, что поправится»

    – Прошло больше двух лет, как Айгуль не стало. Как вам и Амиру живется без нее?

    – Без нее грустно. Пустота. Больно понимать, что ушла она совсем молодой. Эта болезнь коснулась многих, но ведь не думаешь, что такое случится с твоими близкими. Айгуль лежала в больнице, боролась, и мы надеялись, что она выкарабкается. По телевизору говорили, что есть случаи выздоровления, нам казалось, что найдут какой-то новый метод, лекарство, и она поправится. Всей душой этого желали. И ребенка жалко, остаться без матери – это значит, совсем сиротой остаться, мать никто не заменит.

    Амир сейчас воспитывается в семье Раушании и Талгата Фасиховых в селе Тлянче Тамак Тукаевского района Татарстана

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    Было очень тяжело. У нас и родные болели. Сестра Талгата Гузелия – мама Айгуль – тоже умерла от рака, она младше брата на четыре года, ей было 48 лет. Их старшая сестра тоже ушла с этим диагнозом. Что поделаешь, это есть у них в роду. Два года прожили в таком состоянии – больницы, хосписы, похороны… Поэтому, хоть и надеялись, с другой стороны, ожидали с тревогой – чем закончится.

    – Маму Айгуль тоже не удалось спасти?

    – Во время диспансеризации у нее обнаружили пятно в груди, отправили в Казань сдавать анализы. Приехала оттуда, и состояние у нее ухудшилось. Давление не снижалось, положили в больницу. После этого случился инсульт, один глаз перестал открываться. Состояние не улучшалось, и ее на скорой увезли в Казань, делать МРТ. Поставили диагноз «неоперабельная опухоль мозга». Диагноз стал известен в сентябре, в декабре она умерла.

    – Так быстро… 

    – Она не думала, что умрет. В том году она похудела. В апреле приезжала на мое 45-летие, я ее еще подбодрила – говорю, ты похудела, похорошела. Она говорит: «Работы много, телят смотрю», уехала такая радостная.

    Тогда у Айгуль уже был ребенок, они вместе жили в селе Ахметово в Нурлатском районе. На момент смерти Гузалии Амиру было примерно год и четыре месяца. Успела внука увидеть. Она его очень полюбила. Когда узнала, что Айгуль беременна, сказала, что ей нужен внук, с большим желанием ожидала внука. Она думала, что Амира сама будет растить с любовью, – рассказывает Рушания апа.

    «Айгуль вынесли в другую палату, думали, умерла»

    По словам родственницы, отец Айгуль пил, поэтому Гузелия с ним развелась. Женщину познакомили с жителем села Ахметово, мама и дочь вместе проживали в его доме. 

    Айгуль Фазылова с Амиром

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    – После смерти мамы Айгуль было очень тяжело. Она же была ее единственной любимой дочкой. Айгуль осталась совсем одна. И родных было немного, только с маминой стороны. В Нурлате с отчимом она не могла оставаться. Талгат привез ее сюда, в Тлянче-Тамак. В СМИ пишут, что она после скитаний уехала в Казань, но эта часть истории журналисты всегда опускают. Амиру тогда было 1,6 года. У нас он пошел в садик, Айгуль стала работать по своей специальности – продавщицей в магазине.

    Потом она стала жаловаться на боли в груди. Оказалось, что это рак. Постепенно болезнь разошлась по всему телу. Однажды она упала без сознания, больше месяца пролежала в палате. Посчитали, что она умерла, и уже вынесли в другую палату. Но там она пришла в сознание.

    «Всегда было ощущение, что Амир останется с нами»

    – Айгуль искала приемных родителей для ребенка через федеральное телевидение. На тот момент уже было известно, с кем он останется?

    – Когда Айгуль устроилась в хоспис, Уполномоченный по правам ребенка в Татарстане спросила у нее, с кем оставит сына. Она написала, что передаст нам. Когда нам это сказали, мы каждую неделю стали ездить в Челны на обучение приемных родителей, получили свидетельства. 

    Она хотела успеть хоть как-то обустроить жизнь ребенка. Может быть, купить ему квартиру. Сама она всегда была без жилья, жила у родных или снимала.

    На канал «Россия-1» попала с помощью волонтеров. После передачи Айгуль помогали благотворительные фонды, и Президент Татарстана оказал поддержку. С Андреем Малаховым они постоянно были на связи, говорили по телефону.

    Если честно, к передаче она обратилась немного с другой целью – собрать хоть какие-то средства на лечение. Помогали люди по всей России, даже из зарубежных стран. Собранные средства мы положили на имя Амира.

    Было много звонков, присылали подарки. Оказывается, неравнодушных очень много. Например, женщина по имени Дильбар каждый день отвозила Амира в школу и забирала его после уроков. Деньгами помогали одноклассники Айгуль, председатель сельского поселения, одноклассники Гузелии. Оплатили оградку, надгробный камень.

    После выхода передачи Айгуль лечили дорогими хорошими препаратами. Это дало нам надежду. Она и сама стала выглядеть лучше, настроение было хорошее. Она хотела жить. 

    Поначалу нам казалось, что мы уже не в том возрасте, чтобы воспитывать ребенка, не совсем были уверены, что справимся. Собственных детей уже вырастили, у нас четыре внука. Но пока шли эти события, внутри всегда было ощущение, что Амир останется с нами.

    «Пока шли эти события, внутри всегда было ощущение, что Амир останется с нами»

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    «Ненавидит отца»

    По словам Раушании апа, родной отец мальчика ни разу не навещал сына. 

    – Амир знает, что у него есть отец, и всегда говорит: «Ненавижу папу». Отца он ни разу не видел. Думаю, он на него сильно обижен. Как-то сказал: «Вырасту, все равно его найду, проучу его».

    Я ему, конечно, объясняю: «Так не говори, ты его даже не видел, наверное, он человек хороший, просто не получилось быть с мамой, нет возможности. Пройдут годы, ты вырастешь, он все обдумает, поймет, и вы встретитесь. Внешностью ты похож на отца». Правильно ли я делаю, не знаю.

    Если приедет – пожалуйста. Пусть увидит, как растет сын. Отец есть отец, каким бы он ни был. Ребенку без матери трудно, а общение с отцом ему было бы на пользу.

    – Как Амир привыкал к вам?

    – Отношения ребенка и дедушки, конечно, не могут быть такими, как отношения ребенка и родителей. Наши дети тоже помогают, старший сын живет в этой же деревне, если надо куда-нибудь уехать, оставляем Амира у них.

    «Чтобы наладить отношения с другими детьми, потребовалось некоторое время. Сейчас уже привыкли, вместе играют»

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    Чтобы наладить отношения с другими детьми, потребовалось некоторое время. Сейчас уже привыкли, вместе играют.

    В прошлом году мы болели, поэтому отвезли его в Казань к родным. Сначала отказывался уезжать, плакал. Через неделю попросил забрать его обратно. Конечно, в деревне хорошо. Здесь он играет с друзьями, гуляет, ходит в спортзал, в школу вместе ходят. Летом на велосипеде, зимой на катке.

    На каникулах целый день один дома, он больше любит одиночество. Не боится дома оставаться один. Если стемнеет – включает свет, телевизор. Думаем, он привык один обходиться, потому что мама болела. Он много ездил с мамой по больницам, в хоспис, в свои юные года многое повидал.

    Он и в Челны с нами ехать не хочет. И одежду ему покупаем на глаз, он совсем не хочет уезжать из деревни.

    «Смерть матери пережил спокойно»

    Как потом рассказали Раушании апа, последний раз Амир видел маму в хосписе. Айгуль на прощание взглянула на сына, а потом он всю дорогу плакал. После этого он уже не просил отвести его к матери.

    – Когда вы ему сказали?

    – Он сам не спрашивал, и мы не говорили. С тех пор как забрали Амира, об этом разговор не заводили. Но мне кажется, он и сам обо всем догадывался. Еще в хосписе психологи подготавливали его: «Ты же видишь, она болеет, с таким диагнозом долго не живут, она уйдет на небо». 

    «У него на столе стоят фотографии, где они с мамой. Когда делает уроки, смотрит на эти фото. Когда собираемся вместе с родственниками, мы о ней часто говорим»

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    Через некоторое время после переезда к нам Амир как-то увидел в интернете сообщение о смерти матери, подошел с телефоном ко мне. Мы с ним вместе поплакали. Когда успокоились, я сказала: «Ты же знал, что так будет». Он сказал: «Да». – «Поэтому не спрашивал?» «Да», – говорит.

    Спокойно пережил, сильно не плакал, не говорил, что хочет уехать от нас. Не спрашивал, почему он здесь. Потихоньку обжился, привык. У него своя комната, дома спокойно, гуляет, когда хочет.

    Хоспис дал машину, чтобы отвезти тело Айгуль, похоронили рядом с мамой – на кладбище ее родного села Старое Камкино в Алькеевском районе. С Амиром мы туда съездили, посетили их могилы. И в этом году летом хотим поехать снова.

    «Не считаем это подвигом»

    – У него на столе стоят фотографии, где они с мамой. Когда делает уроки, смотрит на эти фото. Когда собираемся вместе с родственниками, мы о ней часто говорим. Он вспоминает, как с мамой ездили в Москву, Сочи, Казань. Но не плачет, не убивается, как-то по-взрослому спокойно принял ее смерть.

    – После усыновления кто-то вам помощь оказывал?

    – Из мечети помогли. Многие отзывались, мы им благодарны. Но, слава Аллаху, мы и сами живем в достатке.

    Кто-то говорил, что это подвиг – взять ребенка на воспитание, но я так не считаю. Это же у нас в народе есть – осиротевших детей обычно на воспитание забирают родственники. И в военные годы брали, несмотря на то что сами жили впроголодь. А сейчас и дома у нас большие, и еды много, но люди изменились, много нетерпимых к окружающим, озлобленных.

    «Кто-то говорил, что это подвиг – взять ребенка на воспитание, но я так не считаю. Это же у нас в народе есть – осиротевших детей обычно на воспитание забирают родственники»

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    Нам сейчас в воспитании Амира нужно только терпение. Лишь бы нервы выдержали, когда готовим уроки (смеется). И здоровье, конечно.

    В классе Амир учится на уровне других. Английский дается немного сложно, потому что сами мы в школе учили немецкий, особо помочь ему не можем. Учительница иногда занимается с ним дополнительно. За оценками следим, если появляются тройки, стараемся подтянуть, обращаемся к учителям.

    – Амир заметно подрос. Его мама, наверное, мечтала увидеть, как он вырастет.

    – Да. Она мечтала увидеть, как Амир поступит в вуз. Все-таки с этим диагнозом она успела прожить довольно долго – 4,5 года. Именно ради сына она так упорно боролась с болезнью. Теперь нам надо Амира поставить на ноги. С возрастом меняются психика, поведение ребенка, лишь бы изменились в хорошую сторону.

    «Мечтаю стать полицейским»

    Сейчас Амиру 10 лет, он учится в третьем классе. Он рассказал, что старается учиться на хорошие отметки.

    – Амир, в какие игры любишь играть?

    – С другом Даниязом встречаемся почти каждый день. Любим играть в догонялки, прятки. Хожу в спортзал. 

    – Быстро нашел друзей в деревне?

    – Я с друзьями познакомился в школе. Там у нас был праздник. И сейчас иногда бывают концерты.

    Сейчас Амиру 10 лет, он учится в третьем классе. Он рассказал, что старается учиться на хорошие отметки

    Фото: © Салават Камалетдинов / ИА «Татар-информ»

    – Какую книгу ты недавно прочитал?

    – Название не помню, там была больная девочка, и ее родители пытались поднять ей настроение.

    – Какие предметы тебе нравятся?

    – Рисование, татарский язык, физкультура. Зимой мы катаемся на лыжах. В классе у нас детей много, за партой сижу с девочкой. Иногда списываю (улыбается). Двойки не получал, стараюсь не отставать от других.

    – Что рисовали на ИЗО?

    – Вазу, природу, собак.

    – Музыку слушаешь?

    – Слушаю разную музыку, иногда и подпеваю.

    – А любимые блюда?

    – Я люблю борщ, бэлеш.

    – Амир, кем ты хотел бы стать, когда вырастешь?

    – Хочу стать полицейским. Хочу защищать людей, охранять порядок. 

    Еще три года назад в передаче с Андреем Малаховым мама Амира говорила, что сын мечтает стать полицейским. «Хочется, чтобы он стал хорошим человеком. Он мечтает в будущем стать полицейским – защищать хороших людей от плохих», – рассказала мама мальчика.

    Автор: Зиля Мубаракшина, intertat.tatar, перевод с татарского

     
     
     
     
     

    Подробнее: https://www.tatar-inform.ru/news/smert-materi-prinyal-po-vzroslomu-kak-zivet-syn-umersei-ot-raka-aigul-fazylovoi-5855391

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: