Знамя
  • Рус Тат
  • Вернувшиеся из Марокко или о том, как нас возвращали на Родину

    Наиля ХАЙРЕТДИНОВА, 22 марта вечером всем организованным (в группах) туристам и «одиночкам», самостоятельно путешествовавшим в Марокко, пришло сообщение: «Посольство России в Рабате информирует, что на утро 23 марта 2020 года планируется прибытие спецрейса из Москвы для вывоза российских граждан и граждан СНГ, которые изъявили желание выехать в Россию и включены в соответствующие списки Посольства и Генконсульства в Касабланке»

    «Изъявившие желание», среди которых была и наша тургруппа от компании «Миракль», боялись верить, что это наконец-то произойдет.

    Потому что каждый час после 15 марта — официального закрытия марокканскими властями воздушных границ, казался вечностью.

     

    Наша экскурсионная поездка началась 6 марта , а закончиться должна была 17 марта. Известие о приостановлении всех международных и пассажирских рейсов из аэропортов страны, застало нас в Мараккеше. Немедленно (на сборы было ровно 20 минут) нас вывезли в Касабланку, где мы и застряли на 8 дней.

     

    Конкретно мы, 30 человек нашей группы, не спали на улице или в аэропорту, туроператор оплатил наше проживание и двухразовое питание в гостинице до 23 марта. Но ситуация в самой стране, которая молниеносно менялась на наших глазах и полное отсутствие информации — когда мы сможем вернуться домой — приводило в отчаянье. В общем чате, который был создан в Телеграмм общались почти все застрявшие в Марокко россияне. И мы знали, что 10 человек оказались без еды и нормального ночлега в транзитной зоне аэропорта, многих начали выгонять из гостиниц, и им приходилось искать съемное жилье, у кого-то заблокировались карты и они остались без денег, а в последние дни уже закрылись все банки и обменные пункты.

    Россияне в транзитной зоне аэропорта Касабланки ночевали на полу

    Марокканцы, которые еще вчера улыбались нам во весь рот, и бежали следом со своими сувенирами, изменились в мгновение ока. Невозможно даже предположить, что такое говорили про нас марокканские СМИ, но с объявлением карантина в стране, европейцев стали воспринимать, как главную заразу и угрозу их жизни и здоровью. А так как почти всех европейских и американских туристов к этому времени вывезли из Марокко, то все «шишки» достались нам.

    Я была ошарашена, когда наш милый марокканский гид Мухаммед, десять дней общавшийся с нами по всем стандартам цивилизованного человека, наутро отпрыгнул от меня и воскликнул: «Что такое? Что вы себе позволяете? Соблюдайте дистанцию в 2 метра!»

    Подростки кричали нам вслед «Корона! Вирус!», женщины с нескрываемым испугом в глазах перебегали через дорогу, мужчины спешно отворачивались и прятали носы в воротник. У одной из туристок вырвали сумку, в другую запустили камнем, в девушек из нашей группы бросили сверху бутылку с водой.

    Когда 20 марта в стране было объявлено о введении чрезвычайного положения, на улицах не осталось ни души. Были закрыты все заведения, магазины, приостановлено сообщение между городами. Даже таксисты не рисковали брать пассажиров для перевозки из одного города в другой, чтобы не лишиться лицензии.

    Казалось, что наша гостиница — единственный живой уголок Касабланки - поскольку местные жители боялись высовываться даже на свои балконы! «Вам очень повезло — сказал нам хозяин гостиницы, - пока у меня тут живут королевские гвардейцы, моя гостиница не закроется!» И действительно кроме нас, в гостинице жили около 30 военных, которые тоже смотрели на нас без энтузиазма. По крайней мере, когда я стояла с кем-то из них в ожидании лифта, они молча пропускали меня вперед и предпочитали не составлять мне компанию.

    На входе в отель служащие обрабатывали наши руки уксусом, а перед лифтом и внутри него на скотч были прикреплены салфетки, чтобы тыкать в кнопки через бумагу, а не голыми пальцами.

    Накануне выезда в аэропорт никто не мог уснуть — каждый молился о своем, и все о том, чтобы мы улетели на Родину.

    В 5 утра мы уже были в аэропорту Касабланки. Со всей страны сюда уже съезжались россияне. Представители консульства отмечали всех прибывших и успокаивали: «Не волнуйтесь, сегодня улетите!»

    В аэропорту, как и по всей стране, были закрыты все пункты питания, убраны автоматы с кофе, и даже сиденья для ожидания (видимо, в целях избежания близкого контакта).

    Пустой аэропорт...

    Нам выдали посадочные талоны, заполненные от руки, без мест и пригласили на посадку.

     

    Невиданный ранее посадочный талон, написанный от руки

    Поднявшись на борт авиакомпании AZUR air, я еще раз сказала себе, что да, это правда - Русские долго запрягают, да быстро ездят.“
    Эвакуация была организована настолько четко — без сучка и задоринки, что это было выше всяких похвал.

    По официальным данным самолет доставил на родину 461 пассажира, из них 444 взрослых и 17 детей. Еще 60 человек, внесенных в списки для эвакуации, не прибыли на регистрацию. По словам консула Касабланки «Им придется остаться в Марокко не менее, чем на 2 месяца»

     

    История, которая пока без счастливого конца

    К сожалению, не все «счастливые и довольные» смогли добраться до дома.

    Перед посадкой на рейс в Касабланке я обратила внимание на светловолосую девушку с малышом на руках. Рядом с ней был молодой мужчина, внешне похожий на марокканца. Уже по прибытии в Казань, я обнаружила в Телеграмм, что именно эта девушка (на аватарке было ее фото с сыном) умоляет о помощи! Ее мужа-марокканца не впустили в Россию и сейчас он находится в транзитной зоне. Девушку зовут Евгения Иванченко и вот что она рассказала нашему журналу.

     

    Мой муж- марокканец, но мы живем в России, у него разрешение на временное проживание на 3 года, он работает и, конечно, платит налоги и является на данный момент единственным кормильцем нашей семьи, так как я в нахожусь в декрете с девятимесячным малышом.

    Мы решили познакомить родителей мужа с внуком и прилетели к ним в Марокко 2  марта. На 31 марта у нас должен был быть обратный рейс в Москву, но его отменили, а нам сообщили, что у нас есть единственная возможность вернуться в Россию на спецрейсе 23 марта.

    На посадке в Касабланке мы, конечно, спрашивали, пропустят ли в Москве гражданина Марокко, имеющего разрешение на временное проживание. Консул подходил к стойке регистрации и убедил, что должны пропустить, так как семьи не разлучают.

    Но во Внуково на паспортном контроле его остановили и сказали, что не пропустят из-за вышедшего постановления об ограничении въезда иностранцев в Россию с 18 марта по 1 мая. По правилам его, как и других иностранных иностранцев, должны отправить ближайшим рейсом в страну гражданства.


    Но мужа туда отправить не могут, так как все рейсы в Марокко отменены. И выйти из аэропорта он тоже не может, как нам сказали, минимум до 1-го мая. Он оказался в зоне вылета без еды, тёплой одежды, возможности поспать и помыться. Это зона также небезопасна с карантинной точки зрения, так как там много вылетающих пассажиров. Нет также доступа к медицинской помощи и он разлучен с семьёй. Мы живем в Москве, я сижу дома с ребенком, но вынуждена ездить в аэропорт, чтобы передать ему еду и вещи.

    Мы общаемся через решетку

    Здесь держат моего мужа

    Я на грани нервного срыва от всего происходящего, нам страшно и никто не может ответить внятно чего ождать. МИД, посольство России, посольство Марокко, директор аэропорта все в курсе ситуации, но решения так и нет.

     

    http://www.kazan-journal.ru/news/novosti/vernuvshiesya-iz-marokko-ili-o-tom-kak-nas-vozvrashchali-na-rodinu

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: